Аналитические статьи по заседанию

Союзное Государство как полигон для интеграции Коллективного Востока


Включение Польши в украинскую ситуацию, особенно проактивное, военное, с расширением влияния Варшавы – это увеличение границы Союзного государства со странами НАТО на южно-полесском направлении. Для Республики Беларусь, например, если Польша захочет в той или иной форме присоединить к себе те территории, которые были до 1939 года, это означает 500 километров дополнительных границ с НАТО на южном рубеже.

Можно спрогнозировать, что украинский вопрос Варшава попытается решить по разработанному для Беларуси сценарию 2020 г. Тогда польские политологи и военные эксперты исходили из использования внутриполитической нестабильности Беларуси как предлог установления внешнеполитического протектора для достижения геостратегической инициативы. Переход геостратегической инициативы к Польше и шире к НАТО имеет целью недопущение реализации Сувалкского коридора со стороны сил Союзного Государства, реализация которого перерезает сухопутную связь Прибалтики с остальными членами НАТО и ЕС.

Под предлогом подавления протестов, предлагалось оказать различного рода помощь протестующим, на условиях установления над ними административного контроля, т.е. фактического установления польского протектора. Установление марионеточного правительства по задумке авторов должно было обезопасить Польшу от лишних финансовых издержек для поддержания жизни на этих территориях и не допустить расширения километража границы с Россией. Таким образом, марионеточный протекторат должен был выполнять функцию подконтрольного Варшаве буфера между Польшей и Россией.

Исходя из подписанных А. Дудой и В. Зеленским договорённостей, подобную стратегию установления польского протектора над как минимум частью Украины в Варшаве хотят реализовать сейчас. Договорённости показывают, что формирование для этого юридической базы уже началось. Гражданам Польши фактически открыты двери для управления Украиной, что имеет риск установления контроля над всей государственной машиной.

IMG_1070.JPG

В случае если на юге от Беларуси создаётся Польский протекторат в виде марионеточной республики – это будет означать, что у Польши появляется геостратегическая инициатива в регионе. Польша устанавливает тем самым контроль над газопроводом и нефтепроводом «Дружба», что угрожает транзиту нефти и газа не только в Германию, но и в Венгрию.

Не следует отбрасывать и сценарий установления контроля над как минимум Ровенской, а при увеличении аппетитов и над Хмельницкой АЭС. Однако самыми опасными рисками являются военно-политические. Белорусский военно-стратегический балкон в рамках Союзного Государства обеспечивает не только стратегическую защиту Москвы, но и сдерживает от потенциальной агрессии и блокады со стороны НАТО в отношении Калининградской области. Пресловутая угроза Сувалкского коридора сдерживает Польшу и Литву от агрессии. 

В случае расширения зоны влияния Польши, а значит и НАТО на южно-полесском направлении ВС РБ на западном управлении окажутся в фактическом окружении с трех сторон, будут скованны и не смогут оказать соответствующую помощь в случае агрессии в отношении Калининградской области. И наоборот, ВС РФ Калининграда не смогут в полной мере помочь Беларуси в случае попыток стран НАТО заполучить контроль над западной частью страны.

Со стороны Украины вооружённые формирования смогут заходить с территории Полесья, используя лёгкую для комуфлирования лесную и болотистую местность. Поэтому неудивительно решение президента Беларуси оперативно начать формировать южную группировку войск для сохранения военного паритет сил и недопущения проникновения ДРГ.

Второй момент, мы не должны забывать о двух атомных электростанциях, которые находятся на территории Ровенской и Хмельницкой областей. Для Польши геостратегически и экономически невыгодно ограничиваться Галицией и Волынью. Варшава заинтересована в усилении собственного сельского хозяйства, а это расширение контроля на черно земные территории Подолья, что изменяет полностью баланс сил в Европейском союзе. Не следует забывать, что основная польская диаспора на территории Украины проживает на территории Житомирской, Хмельницкой и Винницкой областей.

Третий момент – интересы Великобритании. Лондон не единожды высказывал идею создания альянса с буферными странами Восточной Европы для контроля транзита из России и Китая в страны Запада. Также Великобритании выгодно расширение украинского кризиса на близлежащие земли Приднестровья, Беларуси и Польши, что позволит физически прервать сухопутную евразийскую логистику на неопределённое время.

Ещё одной задачей Лондона выступает ухудшение переговорных позиций Брюсселя в процессе выхода из ЕС. Я напомню, что соглашение так и не подписано, а выход процесс вы Британии происходит. Подрыв стабильности в Восточной Европе приводит к ослабеванию ЕС.

Для нас главной фундаментальной задачей является создание безопасной зоны вокруг Калининградской области и Республики Беларусь, а в случае успешной спецоперации, в том числе и территории Украины. Ни в коем случае нельзя допускать расширения НАТО в том числе через серые зоны, под которыми следует понимать Украину, Молдовы и Грузию.

Спецоперация на Украине привела к полной перезагрузке системы международных отношений. Формируется альтернативный западному полюс силы, который условно можно обозначить как Коллективный Восток. Он представляет собой конгломерат стран, которые либо ощутили на себе все прелести колонизаторской политики коллективного Запада, либо находились под сильнейшей дискриминацией в международных отношениях либо в экономике.

Си Цзиньпин на 70-летние КНР в 2019 и на 100-летие КПК обозначил базовые основания борьбы Коллективного Востока против колонизаторской и дискриминационных практик, которые до сих пор доминируют. Объединение стран, пострадавших от агрессивной политики коллективного Запада, призвано вернуть справедливость в международные отношения, эмансипировать развивающиеся страны и остановить дискриминацию и колониализм в мире.

Данные тенденции уже приводят к прямой борьбе между условным коллективным Западом и коллективным Востоком, которая сосредотачивается в серых зонах, т.е. странах, формально не находящихся в том либо ином геополитическом блоке. В нашем регионе под угрозой потенциально находятся Молдова, Грузия, а также балканские страны, которые не вступили в НАТО, – Сербия, Босния и Герцеговина, Косово. И всё это также может негативно отразиться на евразийских логистических коридорах.
Ещё один вопрос, который следует решать в рамках Союзного государства – это актуализация транзитного коридора «Север-Юг». 

Сегодня перед нашими странами стоит вопрос выходов на порты, которые не подчинены западному санкционному режиму в отношение наших производителей. К примеру, уже сейчас Беларусь решает вопрос переориентацию калийных удобрений для выхода на индийские рынки, на рынки юго-восточной Азии по схеме железнодорожного сообщения с Астраханью, переправки из в Иран и через иранские порты уже в индийский океан и далее. Сейчас важно усилить и расширить взаимодействие с Ираном, что будет благоприятствовать самостоятельности наших логистических возможностей и содействовать постепенному отказу от логистики недружественного Запада.

При этом не следует уповать на Коллективный Восток, архитектура которого ещё в должной мере не создана. Если посмотреть на наиболее успешные его интеграционные проекты ОДКБ и ЕАЭС, то в них отсутствует требуемая дисциплина, в том числе и противодействия санкциям. Работа же других институтов Коллективного Востока (ШОС, БРИКС) должна быть модернизирована и более активно. Данные форматы впоследствии должны для нас заменить западные площадки и не хуже их выполнять международные функции, интегрируя страны альтернативного мира. В этой новой архитектуре Союзное Государство Беларуси и России должно выступать драйвером и полигоном для Коллективного Востока.

Петр Петровский
7-е заседание
Made on
Tilda