Аналитические статьи

Образованность – лекарство от «свядомости». Крым наш. А чей Максим Богданович?

9 декабря исполнилось 130 лет со дня рождения белорусского поэта Максима Богдановича. Факты из жизни и творчества поэта при поверхностном изучении отражают некоторую противоречивость и могут вызвать эмоциональную реакцию у необразованных людей.

Максим Богданович родился в Минске, умер и похоронен в Ялте, куда почтить память поэта в его день рождения прибыли члены Экспертного клуба Союзного Государства Алексей Дзермант, Александр Шпаковский, Алексей Авдонин, Сергей Лущ и Александр Шатько.

Оппозиционные СМИ разразились громом негодования тут же, назвав кощунством и цинизмом приезд известных общественных деятелей Беларуси к могиле поэта. Почему так? Максим Богданович является автором стихотворения «Пагоня», которое было написано, к слову, во время оккупации западной Беларуси немцами. Данное произведение, как и изображение «Пагоня» летом 2020 года было использовано в качестве одного из символов протеста против существующей власти. Также символом протеста стала, к примеру, песня «Магутны Божа», написанная в 1943-м году женой полицая Франца Кушеля Натальей Арсеньевой. Кто следит за символами протестных движений в Беларуси давно, тот знает, что традиционно среди них появляются русофобские транспаранты, призывающие жечь «хаты маскалей», сажать их «на нажы» и пр. Задолго до 2020 убеждённые белорусские националисты пытались, как и их единомышленники на Украине, построить из нашего государства «АнтиРоссию». Флаги ОУН-УПА, портреты Степана Бандеры сопровождали не один год празднование оппозиционного «Дня волi» в Минске. В своей ненависти к русским белорусские и украинские националисты всегда солидаризировались друг с другом.

Насколько творчество Максима Богдановича коррелирует с подобными идеями понять не сложно – исторические доказательства обратного есть в открытом доступе. Представителям узкого национализма, очевидно, не нравится тот факт (или они о нём просто не знают?), что Максим Богданович, как и его отец Адам Егорович Богданович (1862-1940) были сторонниками того, что русские, украинцы и белорусы составляют единый народ.
Отец Богдановича белорусов также считал русскими, о чём писал в труде «Пережитки древнего миросозерцания у белорусов»:

«Подъ живительнымъ влiянiемъ школы и церкви въ бѣлоруссахъ возраждается сознанiе о своей принадлежности къ великому русскому племени». Максим Богданович также писал: «…Русских народов три. Все они одного корня, но долгое время жили порознь, и так произошли из них три разных русских народа; у каждого — свое название, своя речь, свои обычаи, свои песни, своя одежда. Один русский народ живет под Москвой и далее; называется он великорусский. Второй живет под Киевом и называется украинским. Мы — третий народ русского корня, зовемся белорусами, и страна наша называется Беларусь».

При этом Максим Богданович писал потрясающие стихи о любви к Беларуси, стране васильков:

…А за сцяной смяецца поле,
Зіяе неба з-за акна, –
І думкі мкнуцца мімаволі
Туды, дзе расцвіла вясна;
Дзе блішча збожжа ў яснай далі,
Сінеюць міла васількі,
Халодным срэбрам ззяюць хвалі
Між гор ліючайся ракі;
Цямнее край зубчаты бора...
І тчэ, забыўшыся, рука,
Заміж персідскага узора,
Цвяток радзімы васілька

Алексей Дзермант читает стихи М. Богдановича
Именно это стихотворение зачитал наизусть у могилы поэта белорусский философ Алексей Дзермант, который, как и Максим Богданович, находит верной и естественной любовь к белорусской культуре в контексте союзного строительства, с целью обсуждения вопросов которого эксперты из Беларуси и прибыли в Крым. Максим Богданович негативно относился к полонизации, считал восстание 1863 года польским, а газету «Мужыцкая праўда» - элементом польской националистической пропаганды.

Фрагмент статьи Максима Богдановича

О языке службы в костёлах Богданович писал: «И если гр. Игнатьев под русским языком, выдвигаемым им в костеле на смену польскому, разумеет язык белорусский - его проект можно было бы только приветствовать. Это явилось бы просто продолжением русла глубокожизненному явлению, идущему в недрах народа. Мало того, следовало бы не останавливаться на этом, ввести белорусский язык не только в костел, но и в церковь, в школу, в сельские государственные учреждения. При этих условиях полонизация белорусского народа сделалась бы немыслимой, он бы полностью остался на белорусской и, следовательно, на русской почве. Одной русской культурой на свете было бы больше».

Белорусский протест, флаг ЕС и надпись

Знал бы Максим Богданович, что спустя 100 лет, белорусы, которые возомнят себя рупорами голоса народа из польских штаб-квартир прикрываясь его словами будут отворачивать Беларусь от России и разворачивать её к евроинтеграции. И кощунством будут называть не своё использование творчества поэта, а дань уважения, которую отдали поэту белорусы в Крыму.

Екатерина Шеховцова
Молодёжь Политика
Made on
Tilda